Ровно три года назад, 12 апреля 2014 года, началась война на Донбассе: в тот день российские отряды с пророссийскими сепаратистами захватили украинские города Славянск, Краматорск и Дружковку. На следующий день, 13 апреля, было объявлено о начале антитеррористической операции на востоке страны.


Какими военными провалами и военными победами с обеих сторон были отмечены эти три года? Каково сегодняшнее состояние ВСУ и как можно усилить украинскую армию? Каковы перспективы этой войны? На эти вопросы «Обозревателя» ответил экс-заместитель начальника Генштаба ВСУ, генерал-лейтенант запаса Игорь Романенко.


Война на Донбассе началась со сдачи Крыма


«Наверное, подводить итоги провалов и побед будем после окончания этой войны, но три года — это достаточный срок, чтобы сделать предварительные выводы. С целью оккупации Крыма россияне под видом учений и внезапной проверки создали 100-тысячную наступательную ударную группировку, и затем приступили к аннексии. Но к ней не было готово не столько военное руководство и вооруженные силы, сколько политическое руководство Украины. Это подтвердил обнародованный протокол заседания СНБО, затем — воспоминания Муженко, который на тот момент был заместителем начальника Генштаба.


Хочу напомнить, что, когда самолеты поднялись в воздух, командующий ВВС не принял решение о том, чтобы сбивать военно-транспортные самолеты России и вертолеты. Начальник Генштаба тоже не принял такого решения. То есть военно-политическое руководство сначала не приняло решение о том, чтобы пресечь агрессию, а затем не дало команду на защиту своей территории — это стало следующим шагом, который усугубил ситуацию.


Затем была подготовлена операция по удержанию степного Крыма, в воздух уже поднимались самолеты, но опять-таки, на заседании СНБО было принято решение не реализовывать эту операцию. Безусловно, эти сведения нуждаются в подтверждении, но если это так, то таким образом, по сути, был сдан Крым и заложена перспектива того, что в дальнейшем происходило на востоке страны».

 

Главное поражение России: провал «русского мира» и «Новороссии»


«Начало военной агрессии на Донбассе мы помним. Было наступление российских войск и боевиков, вооруженных Российской Федерацией. Когда активно включились Вооруженные силы Украины, они погнали их назад, освободили Славянск, Краматорск, Дружковку и другие населенные пункты, россияне ввели свои бронетанковые силы. Это привело к Иловайску и другим последствиям. Затем ситуация несколько стабилизировались благодаря Минским соглашениям.


За это время были не только неудачные действия военно-политического и военного руководства Украины, но и вполне удачные, в том числе наступательные действия Вооруженных сил. Это правило войны: если враг отступает, на его плечах надо наступать и наращивать. Россияне понимали, что, если они не введут силы, в которых у них было преимущество — ракеты, летательные аппараты, бронесилы — они не смогут остановить наступление ВСУ. И они ввели бронесилы — в противном случае вопрос был бы решен в течение месяца.


Затем было Дебальцево — со стратегической точки зрения это был нож в теле так называемых «республик». Россия потерпела поражение по стратегическим вопросам — был провален «русский мир», была провалена «Новороссия». Это — несомненное достижение Украины и ее силовых структур, в первую очередь ВСУ. Затем было потеряно Дебальцево, которое, согласно Минским соглашениям должно было быть украинским.


Но то, что в серой зоне должно было отойти к Украине — высоты, позиции и прочее — украинские Вооруженные силы отчасти отбивали на тактическом уровне. Это известные бои в промзоне Авдеевки, бои на Светлодарской дуге, в районе Широкина и других населенных пунктах».


На Украине появилась новая армия, но 2,5% ВВП на ее содержание — явно недостаточно


«За три года войны нам удалось создать новые Вооруженные силы. Конечно, они еще далеки от стандартов НАТО — поставлена задача провести необходимые изменения до 2020 года. В этом году верховный главнокомандующий, он же президент, подписал соответствующий документ — к каким результатам должно привести сотрудничество с НАТО в течение года. Причем речь идет не только об изменениях сугубо военных, но и военно-политических и даже государственных.


Сегодня мы имеем возможность начинать процесс реформирования, где это возможно, осуществлять какие-то изменения, но пока не так быстро и не так глубоко, как нам хотелось бы.


На текущий момент мы обеспечили свои ВСУ. Но, к сожалению, бюджет недостаточен. Три последних года на армию в бюджете выделялось всего-навсего 2,5% от ВВП, в то время как в России в 2016 году выделялось 4,7%, в 2015-м — 5,2%. В Грузии во время войны армия получала 7% ВВП.


Во время войны 2,5% — это явно недостаточно. Это не позволяет серьезно нарастить возможности наших ВСУ по современным вооружениям. Но есть и законы войны: там, где вопросы по обеспечению Вооруженных сил современными средствами не решаются, приходится компенсировать возможности просто количеством личного состава — солдатами».


Перспективы войны: ждем результатов выборов в ЕС и готовимся к освобождению Донбасса


«В плане перспектив войны на Донбассе очень большое значение для нас сейчас имеет внешний международный фактор. Думаю, ситуация должна проясниться к августу месяцу. И мы, и Россия, и международное сообщество готовятся к этому. Прежде всего, пауза связана с выборами, которые пройдут во Франции и в Германии, а также с последствиями президентских выборов в США.


Фактором риска являются новые учения, которые планирует провести Россия. В отличие от учений, в которых было задействовано порядка четверти миллиона военнослужащих, как это было в прошлом году «Кавказ-2016», в будущих учениях «Запад-2017» примут участие порядка полумиллиона военнослужащих. Кроме того, в резерве они держат внезапные проверки, которые позволят существенно увеличить количество задействованных военных.


Но, если в 2014 году мы просто с колес бросали только что мобилизованные войска, то сейчас качественно другая ситуация — мы фактически перешли на контрактную армию, а срочная служба фактически стала подготовкой стратегического резерва. Сегодня наш резерв составляет больше 85 тысяч военнослужащих, в этом году может быть доведен до 90-100 тысяч. Это люди, которые прошли войну. Кроме того, у нас уже созданы резервы оперативного уровня, формируются и наращиваются резервы стратегического уровня. А резервы — это возможность стабильного ведения военных действий.


Изменилось снабжение, существенно повысился уровень обучения, мы получили в армии более мотивированных людей — все это позитив, который, конечно, можно использовать. Но переходить на текущий момент в прямое широкомасштабное столкновение с россиянами, на мой взгляд, нецелесообразно. Так же, как они в 2014 году, нам надо выбрать время, когда они максимально ослабнут, задействовать все международные возможности, и использовать весь наш опыт, накопившийся за годы войны — вплоть до ведения боевых действий.


Военные всегда должны быть готовы к своему применению. При военно-политической необходимости это должно быть осуществлено».

 


http://inosmi.ru 15.04.2017