Похоже, Гринпис объявил войну Архангельской области. Чтобы добиться создания Двинско-Пинежского заказника и выведения из хозоборота огромной территории лесов он обратился к западным компаниям с предложением потребовать от Архангельского ЦБК, «Титана» и Поморской лесной компании прекратить борьбу против этих планов — иначе сами западные компании получат неприятности.

На сайте Гринписа: «Шведские компании Arctic Paper и SCA (производит туалетную бумагу и средства личной гигиены), лесопромышленный концерн Stora Enso и ирландский производитель гофрированной упаковки Smurfit Kappa закупают древесину в том числе у компаний, работающих в Двинской тайге («Поморской лесопильной компании», «Титана», и Архангельского ЦБК). Ашан, Nestlé, PepsiCo, Zewa и McDonald’s, в свою очередь, закупают продукцию у них. Продукция этих компаний попадает на европейские рынки: в Бельгию, Нидерланды, Германию, Австрию, Францию, Италию. Гринпис Интернешнл направил обращения к компаниям, упомянутым в исследовании, призывая внести свой вклад в защиту Двинского леса. Компании должны помочь остановить уничтожение последних диких таёжных лесов». То есть прекратить закупать продукцию АЦБК, «Титана» и Поморской компании — если те не пойдут на условия Гринписа по созданию Двинско-Пинежского заказника.

Недогадливым северянам руководитель лесного отдела Гринпис России Алексей Ярошенко объясняет: «Потеря этой территории (проектируемого заказника — прим. автора) или большей её части … неизбежно приведет к формированию резко негативного образа архангельского лесного сектора, последствия чего могут значительно перекрыть незначительную временную выгоду от рубки лесов в границах планируемого заказника». Это шантаж архангельских лесников, что на Западе их продукцию покупать не будут.

А вот у него и шантаж в адрес Кремля и губернатора Игоря Орлова: «Отказ от создания заказника или исключение из него крупных и ценных участков неизбежно приведет к крайне негативным последствиям как с природоохранной, так и с социально-экономической точек зрения». Куда уж более прозрачные обещания дестабилизировать обстановку в ключевой на Севере области.

Пропагандистская война ведется под руководством Ярошенко, изложившего ее опорные точки в статье «Странный подход Правительства Архангельской области» на Лесном форуме Гринписа. Читать ее знающему человеку или человеку, умеющему проверять информацию в интернете, удивительно — по всем пунктам Ярошенко сообщал недостоверную информацию. Но когда текст сотрудника Гринписа и эколога с 1996 года на 100% состоит из ошибок, в голову приходит подозрение об обмане. Дадим «штатному сотруднику» шанс и назовем его письмена «введением в заблуждение» — пусть читатель сам решит: умышленное оно или нет.

Вот обвинения Ярошенко в адрес северян и архангельской власти:

  • Губернатор Орлов: «Что смущает в его позиции: создание нового заказника он хочет обсуждать с местными жителями, и заранее связывает его с падением уровня жизни…».

Ярошенко утверждает, что «нынешнее лесопользование» в области ведет к:

  • «Постоянному снижению уровня жизни населения».
  • «Закрытию сотен лесозаготовительных предприятий… сокращению заготовки древесины» и безработице.
  • Что если бы власти «решились честно… обсудить вопрос о будущем этих лесов — большинство людей высказалось бы за сохранение остатков дикой природы».
  • Что лесные инвестпроекты в Архангельской области «авантюрные».

По первому пункту Ярошенко надо заглянуть в словарь и узнать, что «демократия» это «власть народа» и что народ является единственно легитимным источником власти. Не пристало работнику организации, в целях которой значится «защита демократии», возмущаться, что губернатор Орлов хочет «советоваться с народом».

По «постоянно падающему уровню жизни» северян руководитель лесного отдела Гринписа России вводит в заблуждение — основной удар по нему нанесли Перестройка и «дно уровня жизни» приходится на 1990-е.

ООН считает основой «уровня жизни» рождаемость, смертность, продолжительность жизни, уровень потребления продовольствия, возможности образования и культуры и т.д.

  • Смотрим цифры по области. Продолжительность жизни архангелогородцев: 1990 г. — мужчины — 63,8 лет, женщины — 74,3 года, 2001 г. — мужчины — 57,67 лет (в среднем по России — 58,96), женщины — 71,54 года (по РФ — 72,34), 2014 — 64,2 лет (по РФ — 65,19) и 76,3 года (по РФ — 76,42). Просадка в течение 1990-х, к 2014 только-только вернулись к продолжительности 1990 года.
  • Соотношение браков и разводов в Архангельской области на 1000 браков: 1990 г. — 368 на 1000 (по РФ — 424), 2000 г. — 719 на 1000 (по РФ — 700), 2014 г. — 633 на 1000 (по РФ — 566). Просадка в 1990-е, к 2014 так и не смогли вернуться у уровню 1990 года, разводов больше чем в среднем в России.
  • Абортов на 100 рождений: 1993 г. — 218 (по РФ — 235), 2000 г. — 199 (по РФ — 169), 2014 г. — 72 (по РФ — 48). На родившегося ребенка в 1990-х приходилось 2 плода, выкинутых в «биотходы»! Сейчас вернулись к уровню 1990 года, но абортов все еще больше, чем в среднем по России.
  • Потребление мяса: 1990 г. — 61 кг (по РФ — 75), 2000 г. — 26 кг (по РФ — 45), 2014 г. — 65 кг (по РФ — 74). Молоко: 1990 г. — 362 литра (по РФ — 386), 2000 г. — 114 литров (по РФ — 216), 2014 — 179 литров (по РФ — 244). В 1990-е северяне ели в 2 раза меньше, чем в среднем по России! Сейчас вышли на уровень 1990 года.
  • Посещений архангельских театров на 1000 северян: 1990 г. — 226 (по РФ — 375), 2000 г. — 121 (по РФ — 212), 2014 г. — 193 (по РФ — 255). Посещений музеев: 1990 г. — 568 (по РФ — 971), 2000 г. — 356 (по РФ — 505), 2014 г. — 816 (по РФ — 703).

Просадка Архангельской области ниже среднероссийского уровня в 1990 годы усугубилась из-за реформ лесной отрасли по требованию «международных экологических организаций» — в частности запрета молевого сплава. Сейчас область по уровню жизни возвратилась на относительно благополучные показатели 1990 года. Но мы пробежали круг длиной в 27 лет и оказались на том же месте! Не дороговата ли цена реформ и «экологии»?

Ярошенко пишет: «Варварское лесопользование привело… к закрытию сотен лесозаготовительных предприятий, оставило без работы и средств к существованию жителей огромного количества лесных деревень и поселков… в прошлом жившие заготовкой древесины…». Причем обвиняет «нынешнее лесопользование», а не то, что производилось в 1990-е.

Гринписовец опять вводит в заблуждение — никакое «нынешнее варварское лесопользование» не нанесло бы за краткое время ущерба таких размеров. Сокращение лесозаготовок и населенных пунктов началось с приказа Министерства лесной промышленности СССР от 1988 года «О запрете молевого сплава» к 1993 году — подписанного под давлением того же Гринписа. Запрет произошел без компенсаций, без создания новых рабочих мест, без переселения — о чем «экологи» не забывают на Западе, и «вдруг» забыли в России.

В 1990 году молевой сплав составлял 40% от объемов лесозаготовки в Архангельской области. В итоге его досрочного прекращения, на 2 года раньше установленных сроков, на Пинеге в 8 сплавных предприятиях — Сухоно-Угской, Котласской, Верхнетоемской, Двиноважской, Холмогорской, Беломорской, Онежской, Бобровской сплавконторах лишились работы 10.000 человек, проживающих в 23 поселках. Также лишились работы коллективы Болтинской, Лимендской, Исакогорской, Вельской, Плесецкой, Рочевской лесоперевалочных баз, Маймаксанского лесного порта.

Следующий удар по области нанесла ваучерная приватизация и реструктуризация лесной отрасли, во многих случая передававшая предприятия в руки неэффективных собственников. Второе в стране лесоэкспортное предприятие — Маймаксанский лесной порт, в поселке которого проживало 5000 человек, — в 1995 году был признан банкротом. Временным управляющим была назначена бывшая медицинская сестра. То же произошло с Турдеевской лесобиржей, в поселке которой проживало 2000 человек. Еще тяжелее пришлось лесопунктам — производственные цепочки были разорваны, работы не стало. Следует напомнить, что в правительстве РФ того периода официально числились советниками представители «мировых экономических организаций», законодательство РФ по приватизации готовилось с их ключевым участием.

В итоге реформирования лесозаготовительная отрасль Архангельской области с 200 лесопунктами и 300.000 работающих оказалась в тяжелейших условиях. Итог по годам — вывоз древесины 1990 — 22,6 млн. кубометров, 1991 — 18,5 млн. кубометров, 1993 — 13,8 млн. кубометров, 1994 — 9,3 млн. кубометров, 1998 — 7,8 млн.кубометров. Такого спада не было допущено ни в одном регионе России. «Нынешнее варварское лесопользование»? Нехорошо вводить читателей в заблуждение!

Ярошенко пишет, что если бы «власть решила обсудить будущее лесов — большинство людей высказалось бы за сохранение остатков дикой природы».

К сожалению, во время вышеупомянутых событий власть как раз и не обсудила с населением реформу лесной отрасли. Областная администрация, областные депутаты, главы Верхнетоемского, Пинежского, Красноборского, Шенкурского, Винорадовского, Плесецкого, Онежского районов заняли в начале 1990-х позицию наблюдателей. Если бы они решились вынести вопросы, например, молевого сплава на областной референдум — то население послало бы «международных экологических советников» куда подальше. Были законные основания продолжать молевой сплав по рекам Онеге и Ваге и требовать полного выполнения приказа о его запрете — в котором указывалось государственное финансирование перестройки отрасли со сплава на железнодорожные и автомобильные перевозки леса. Ничего этого областная власть 1990-х не сделала.

Можно спорить о плюсах и минусах молевого сплава, но бесспорно, что он был прекращен варварски по отношению к населению, что следовало защищать интересы региона, что причины кризиса в лесной отрасли Севера грубо искажены господином Ярошенко. Но стоило губернатору Орлову сказать о совете с населением по созданию заказника — как раздался окрик Гринписа!

Введением в заблуждение являются и слова Ярошенко:"Любой инвестпроект, даже самый авантюрный и обреченный на быстрый провал, дает хоть какой-то ручеек денег… а «за потом» будут отвечать уже другие чиновники… почему очередная авантюра рассыпалась, очередные поселки опустели, очередные уникальные леса зачахли…». Поддержку в Архангельской области получали инвестпроекты Архангельского ЦБК (работает с нынешними собственниками с 1997 года), Устьянского ЛПХ (работает с 2005 года), международной корпорации «Группа"Илим» (работает с 1992 года). Недавнее создание «Поморской лесной компании» было вызвано банкротством градообразующих для Поселка Первых пятилеток Соломбальского ЦБК и ЛДК, в проекте принял участие «Московский кредитный банк» — «крупнейший региональный коммерческий банк с международным капиталом» — какая же это авантюра? Кто авантюристы — многолетние предприятия с крупнейшим производством в области? А чего ждать от дикого рынка по рецептам «международных экономических организаций» — близких родственников «международных экологических организаций»?

Алексей Ярошенко пишет о «варварской лесодобыче». О каком «варварстве», которое «скоро приведет к гибели лесов» идет речь, если рубки леса в Архангельской области не составляют даже половину расчетной лесосеки в год? Она определена в 24,3 млн. кубометров, в том числе по хвойному хозяйству — 15,9 млн. кубометров, а ежегодная рубка лишь немногим превышает 11 млн. кубометров! Опять введение в заблуждение?

Я не пою дифирамбы областной власти — еще недавно область не осваивала средств, выделяемых на лесовосстановление. По дороге к деревне Пурнема я видел вырубки леса без лесовосстановления — они производят тяжелое впечатление. Область легкомысленно согласовала границы национального парка «Онежское поморье», которые в деревне Луда ведут к банкротству рыбакколхоза имени Калинина — единственного работодателя для местных жителей. А в начале 1990-х по срокам и объемам прекращения молевого сплава власть предала своих избирателей.

Хотя сейчас Архангельская область вышла на 2 место по лесовосстановлению в России, это говорит скорее о слабом лесовосстановлении в стране. По информации профильного ведомства, в 2014 году лесовосстановительные работы в Архангельской области были выполнены на 102%, при этом площадь лесопосадок составила 63 тыс. га, а площадь рубок — около 61 тыс. га. А в предыдущие годы новые посадки едва достигали двух третей площади рубок.

Лесовосстановлением надо заниматься в гораздо больших объемах — чтобы наверстать упущенное в предыдущие годы. Не выводя лес из разнообразного хозоборота, от которого зависит жизнь деревень и поселков. Создание же заказников и нацпарков — это поезд в одну сторону. Сколько было сломано копий по выводу из нацпарка «Онежское Поморье» водных ресурсов колхоза имени Калинина, которые кормят деревни Луда и Уна - и ничего. Вместо сохранения традиционного уклада жизни мы получим вместо пары вымерших деревень новый дачный поселок.

Губернатор Игорь Орлов в послании к областному собранию определил лесовосстановление одним из приоритетов в работе. В областных планах на 2017 год 65 тысяч гектаров лесопосадок, против 61 тысячи в 2016 году. Но чтобы наверстать упущенное в прошлые годы нужны значительно более амбициозные цифры. Хорошо, что объявлена как бы ревизия охраняемых природных территорий области. Ее следует провести по полной программе — выявить пользу, конфликты с местным населением, факты незаконного использования охраняемых территорий — в том числе работниками охраняемых территорий, при необходимости пересмотреть их границы и организационные формы.

Но когда лесные предприятия области готовятся увеличить лесовосстановление, Алексей Ярошенко, вводящий читателя в заблуждение на двух страницах текста не менее 5 раз, разворачивает с ними и с областью пропагандистскую войну и готовит блокаду продукции ее предприятий. Нужно ли восстановление лесов Ярошенко? Или «кому война — а кому мать родна»?

Какой «диалог о природе» возможен с организацией, представитель которой вводит в заблуждение жителей России, подписывающих содержащее подтасовки обращение к Президенту РФ Путину, Президента Владимира Путина — обращение к которому подписывают введенные в заблуждение жители, губернатора Архангельской области Игоря Орлова — в адрес которого собираются подписи в далеких от Севера регионах, мировое экологическое сообщество — получающее искаженную информацию о состоянии дел в Архангельской области, руководство международных корпораций Arctic Paper, SCA, Stora Enso, Smurfit Kappa, Ашан, Nestlé, PepsiCo, Zewa и McDonald’s — которым Гринпис угрожает на основании недостоверной информации Ярошенко, наконец руководство самого Гринписа — подставленное Ярошенко призывами наплевать на демократию и местное население, не говоря уже о подставе в обращении к Президенту Путину с передергиваниями о причинах проблем архангельского лесопромышленного комплекса.

Не стоит ли продолжить диалог уже после отставки столь «часто ошибающегося» Ярошенко? Ведь он может подставить Гринпис и в более крупных вопросах!

Кстати, если бы ситуация с таким шантажом и подтасовками происходила на Западе, соответствующие службы давно бы заинтересовались действиями господ из Гринписа по «…крайне негативным последствиям… с социально-экономической точки зрения». В аналогичной ситуации власти Индии выдворили все отделение индийского Гринписа из своей страны.


http://regnum.ru
20.03.2017