О сути разногласий в вопросе о миротворцах между Москвой и Вашингтоном писалось очень много и детально, поэтому я упомяну о них лишь вкратце. Россия не готова допустить «голубые каски» на свою границу, поскольку считает, что контроль над переходом — это форма отсечения и изоляции самопровозглашенных народных республик, которая упрощает для киевских властей задачу их разгрома. Контингент ООН должен лишь обеспечивать охрану сотрудников ОБСЕ на линии разграничения, которые в свою очередь будут проводить мониторинг исполнения важнейших пунктов Минского соглашения — об отводе войск и соблюдении режима прекращения огня.

Госдеп устами Волкера настаивает на присутствии «голубых касок» по всему периметру конфликта, вызывая в памяти опыт Боснии, где миротворческий контингент ООН получил полицейские функции и фактически превратился в оккупационный корпус, при помощи которого международная коалиция контролирует политическую ситуацию в Сараево. Немаловажен тот факт, что Курт Волкер успел поработать в Боснии специальным помощником от США при Ричарде Холбруке, который вел там мирные переговоры.

Россия не согласится на размещение в Донбассе оккупационного корпуса, какими бы флагами тот ни прикрывался — ООН или ОБСЕ. Собственно, и сами республики — даже если предположить невозможное — что Москва по каким-то причинам примет предложение Вашингтона, едва ли будут готовы без сопротивления пропустить на свою территорию вооруженные подразделения, задача которых — восстановить контроль Киева над мятежными областями.

То есть даже если мы теоретически допустим, что каким-то чудесным образом, минуя Россию и Совбез ООН, Госдепу удастся довести свой план размещения миротворцев до стадии реализации, республики просто встретят огнем непрошенных гостей, а это принципиальнейший момент. Силами, способными участвовать в сколько-нибудь масштабных боевых действиях, ООН сегодня не располагает и не видит необходимости таковые подразделения иметь. По сути дела и в условиях почти лабораторных, лишенных полноценной привязки и к политическим обстоятельствам и к реалиям конфликта в Донбассе, план Волкера оказывается бессмысленной и кровожадной по умозрительно просчитываемым последствиям утопией. 

Именно поэтому его и ожидал такой «оглушительный успех» — 3 одобренных предложения из 29. На самом деле, Волкер не является карьерным дипломатом. Для него это новое и не вполне привычное поприще, на котором он уже успел наломать немало дров — и своими жесткими антироссийскими заявлениями и абсолютно недипломатическими подходами, когда он не просто отказывается учитывать интересы ДНР и ЛНР, но и отказывает им в правосубъектности, зафиксированной Минскими соглашениями. Тем не менее, сама идея размещения миротворцев — не с политическими задачами — а просто для решения крайне важных для людей, проживающих на территории конфликта вопросов, остается крайне актуальной. Развод сторон, прекращение огня, вывод боевой техники — все это можно было бы начать делать под присмотром вооруженных охранников с ооновским мандатом. Что там дальше — это предмет долгих переговоров, но разрешение любого конфликта начинается с элементарного шага — необходимо заставить замолчать пушки. Может быть, кто-то в Вашингтоне сумеет это объяснить Курту Волкеру?

При всей бессмысленности подобных встреч они продолжатся. И это, наверно, верная линия, поскольку пока сохраняется хотя бы минимальная возможность договориться — пусть не сейчас, а когда-нибудь — от нее нельзя отказываться.


http://ukraina.ru
14.11.2017