Негативные последствия для экономики наступают не только из-за отсутствия денег в бюджете, но и из-за их избытка. Глава Правительства РФ Дмитрий Медведев накануне в духе Алексея Кудрина заявил , что незапланированные нефтегазовые доходы могут помешать достижению целей по инфляции в том случае, если направлять их в экономику, а не в "кубышку". Премьер поставил вопрос, модифицировать правило немедленно "или все-таки несколько позже", о том, чтобы отказаться от него и наполнить экономику деньгами, речи, как обычно, не ведется.

Бюджет на 2017 г. сформирован из цены на нефть в $40 за баррель, прогноз на 2018-2019 гг. - $55. По обновленному прогнозу Минэкономразвития, средняя цена нефти в 2017 г. составит $45,6 за баррель. Минфин предлагал с 2018 г. "стерилизовать" нефтегазовые излишки в Резервном фонде и ФНБ - такая версия нового бюджетного правила готовится для внесения в Госдуму. Изъятие средств, во-первых, будет формировать подушку безопасности, во-вторых, не давать чрезмерно укрепиться рублю, говорил министр финансов Алексей Силуанов.

По факту сверхдоходы уже идут в "кубышку", в начале года Правительство решило за счет них сокращать траты резервов, а не увеличивать расходы. По оценке Минфина при цене нефти в $50 за баррель бюджет дополнительно получит 1 трлн руб. Напомним, что за этот период образовался профицит казны в 350 млрд руб., причем доля нефтегазовых доходов превысила 50%.Накануне Медведев попытался объяснить стойкое желание кабмина экономить при наличии денег, оказывается, дополнительные доходы опасны.

"Деньги никогда не бывают лишними, мы должны учитывать, что приток незапланированных доходов – если цены на сырье останутся на этом уровне, достаточно высокими (по современным меркам, конечно), – может иметь не только положительное значение, но и ряд негативных последствий, если просто их направить на увеличение расходов. Прежде всего, для показателей инфляции, которая может выйти за планку в 4%, а мы к ней стремимся, это наша целевая установка. Если это произойдет, рост цен просто съест все возможные плюсы от дополнительных доходов. Придется людям платить больше денег за те же самые товары. Банки сохранят более высокие ставки. Производители не смогут увеличить сбыт. В общем, риск в этом случае вырастает", - заявил Дмитрий Медведев, добавив, что правительство обсудит, как направлять в резервные фонды дополнительные средства без ущерба для текущей работы.

Совещание по экономическим вопросам, Медведев, Шувалов, Дворкович, Правительство|Фото: government.ru

В то же время экономисты говорят о необходимости отмены бюджетного правила, придуманного Кудриным, пытались это сделать и депутаты Госдумы . Существующие объемы резервов государства, включая золотовалютные, нуждаются в обосновании, отмечает экономист, экс-зампред Счетной палаты РФ Юрий Болдырев. По оценке ряда экспертов половину, а то и две трети этих резервов можно было бы направить на развитие экономики.

"Постановка вопроса председателем правительства, что "лишние" деньги надо откладывать, говорит о том, что это утилизации государства. Если у государства нет технологий, заводов, каких-то базовых отраслей, в которые можно и нужно было бы вложить эти деньги, нет проектов в области инфраструктуры, начиная с газификации и строительства дорог, в которые это говорит о том, что у этого правительства нет целей развития. Из-за этого и нет возможности и смысла рационального расходования "излишних" в их понимании средств", - поделился своим мнением с Накануне.RU Юрий Болыдрев.

В условиях дефицита инвестиций в России в последние годы, безусловно, дополнительные расходы способны создать условия для долгосрочного роста экономики, и, как следствие, зарплат и пенсий граждан. Но есть ли эти самые деньги, чтобы рассуждать о целесообразности их инвестирования? Ведь если мы завтра заложим в расчет доходов бюджета стоимость $10 за бочку, то разве это будет означать, что мы получаем чрезмерный доход, если свои расходы мы при этом существенно не сокращаем, рассуждает доктор экономических наук, профессор кафедры финансового менеджмента РЭУ им. Г.В. Плеханова Константин Ордов.

"Именно такая логика сегодня видится в нашей бюджетной политике. Дефицит бюджета 2017 г. порядка 2,7 трлн руб., а "дополнительные" доходы составят порядка 1 трлн руб., но скорее всего меньше. Перед Правительством РФ стоит цель попытаться "растянуть " средства резервных фондов на несколько лет, так как сегодня дефицит бюджета оценивается около 3% от ВВП, а рост ВВП нам обещают 1-1,5%, что с определенной долей условности можно оценить, как еще 1-2 года дефицитного бюджета, даже при отсутствии роста реальных пенсий, зарплат врачей и учителей, денежного довольствия силовиков. В данной связи, дополнительные денежные доходы бюджета 2017 г. разумно использовать в качестве источника сокращения бюджетного дефицита, как "не пытайтесь навести тень на плетень", - рассказал он Накануне.RU .

Резервные фонды хранятся в валюте, поэтому финансирование дефицита вызывает необходимость ее продажи, а это может спровоцировать девальвацию рубля и рост инфляции, чего так опасается кабмин, отмечает профессор.

"Тогда придумали другой способ финансирования дефицита – покупаем валюту в резервы за рубли, а эти "лишние " рубли министерство финансов "забирает " с рынка при помощи дополнительных выпусков внутренних государственных облигаций. Минусом остается краткосрочность этих операций, что вызывает интерес к ним только у спекулянтов, а нам останутся долги по 6-8% годовых, при том что в развитых странах 0-2% стоимость госдолга".

Однако в текущих экономических условиях отказ от бюджетного правила не даст эффекта, уверен экономист, пока что оно является частью политики макроэкономической стабильности: "Но такая политика привлекает только валютных спекулянтов, которые, используя операции carry-trade, выводят весь свой доход из России, а не вкладывают в нашу экономику, поэтому в средне- и долгосрочной перспективе ничего хорошего нас и не ждет, кроме роста государственной долговой нагрузки на каждого гражданина".

Складирование нефтегазовых денег правительство объясняет задачей трагетирования инфляции, которой озабочен и Центробанк. Однако с экономическим ростом низкая инфляции никак не связана. Напомним, что в альтернативной стратегии развития экономики, представленной группой "столыпинцев" , показатель инфляции закреплен на уровне 7-10% и увеличению ВВП это не мешает.

"У известного академика Полтеровича есть доклад , который называется "Снижение инфляции не должно быть главной целью экономической политики Правительства России", ряд других ученых также негативно высказывались по поводу стратегии трагетирования инфляции. Мне кажется, она придумана для того, чтобы Запад мог контролировать третьи страны и не давать им развиваться. В 2000-е годы инфляция была 10-12%, но наблюдался экономический рост, сейчас у нас может быть инфляция в 4% или даже 3%, но какой в этом смысл, если наш реальный сектор не будет расти? Трагетировать нужно не инфляцию, а экономический рост, если давать необходимую денежную эмиссию, повышать монетизацию экономики, то и инфляция будет снижаться", - рассказал Накануне.RU независимый экономист Александр Одинцов.

Если начать больше есть и при этом больше лежать на диване, то случится именно то, о чем беспокоится председатель правительства, проводит аналогию Юрий Болдырев: "Если есть больше, но рационально и при этом активнее двигаться, думать, учиться, развиваться, то это приведет к нормальному развитию организма".

Обсуждение бюджетного правила прошло в закрытом режиме, уже сегодня станут известны сценарные условия и параметры прогноза социально-экономического развития России на 2018- 2020 гг., на основе которых будут приниматься бюджетные решения - вопрос обсуждается на заседании кабмина.


http://nakanune.ru
14.04.2017