В минувшую пятницу зарубежные и российские СМИ обильно комментировали позицию бывшего члена палаты представителей США, а ныне главы Института мира и процветания Рона Пола по сокращению расходов на содержание американского правительства и ликвидации Федеральной резервной системы, которая, с его точки зрения, является не только главным источником экономических проблем страны, но и виновником назревающего в Соединенных Штатах коллапса системы госуправления.

Замечу, что Рон Пол является давним критиком и "контролером" ФРС, добившимся еще в 2011 году аудита этой организации, но не единственным. О необходимости модернизации ФРС не единожды высказывался, в частности, ее экс-глава Алан Гринспен. Да и сам президент США Дональд Трамп в своих предвыборных выступлениях не раз критиковал Федрезерви обещал заставить эту структуру рефинансировать американский долг.

С моей точки зрения, дискуссия в американском истеблишменте по поводу будущего ФРС может продолжаться сколь угодно долго и вряд ли приведет к упразднению этой структуры. А потому нас должны волновать в данный момент не столько перспективы Федрезерва, сколько те причины, которые определяют будущее самих США, от состояния которых зависит судьба мира, как такового, и России — как одного из его геополитических полюсов.

Цель больших денег — новый передел мира

В статье "Миссия Трампа — завершить глобализацию мира без ядерной войны" автор этих строк сравнил президентство Дональда Трампа с президентством Джона Кеннеди, который 55 лет назад тоже покусился на святая святых — всевластие ФРС. Покусился — и поплатился своей жизнью.

Нужно понимать, что ФРС, в которую сегодня входят 2762 из 7363 американских банков, а главное — 12 федеральных резервных банков, по факту является подлинным, хотя и теневым правительством США, разбитым для оптимального контроля за страной на 12 федеральных округов.

Полагаю, что Рон Пол, безусловно, прав в своих требованиях реформировать систему госуправления в США и в связи с этим ограничить влияние ФРС на американское правительство. Другое дело, насколько реалистичны его предложения.

С моей точки зрения, вывод банковской системы США и американской экономики в целом из-под контроля ФРС сегодня куда более реалистичен, чем во времена Джона Кеннеди. И дело не только в том, что 4601 американский банк из 7363 не входит в ФРС (в нее не входят также десятки тысяч банков других стран, число которых ежедневно увеличивается), но еще и в том, что в мировой финансовой системе нарастает так называемый банковский сепаратизм, носителями которого являются в том числе центральные банки Китая, России, Индии, Японии и так далее, формально находящиеся под контролем ФРС.

В любом случае в связи с нарастающей в США дискуссией о путях и перспективах модернизации мировой финансовой системы — как ключевого основания смены модели глобализации мира — следует более подробно рассмотреть суть текущего момента в его геополитическом аспекте.

Суть же этого момента состоит, как я полагаю, в очередном обострении борьбы больших (западных) денег против очень больших (мировых) денег.

Каковы интересы и идеология западных денег — и прежде всего доллара ФРС (называемого долларом США), ставшего доминирующей в мире валютой? Это интересы глобальной монополии группы транснациональных банков и финансовых компаний (владельцев ФРС) и идеология монополистической же модели глобализации с центром в Вашингтоне. Это, следовательно, идеология американской "исключительности", "морального превосходства" США, их геополитического лидерства и т.п. — то есть всего того, что мы слышим из уст большинства американских политиков в течение последних десятилетий.

Представители названной линии в мировой геополитике суть группа претендентов на мировое господство, так или иначе связанных с событиями 11 сентября 2001 года, ибо именно она оказалась главным бенефициаром атаки террористов на Всемирный торговый центр в Нью-Йорке. Именно эта группа по итогам названного теракта вырвала у конгресса США и американских налогоплательщиков полномочия и ресурсы для установления почти тотального информационного контроля за гражданами США и других стран мира.

В период президентства Джорджа Буша, а затем и Барака Обамы эта группа интересов подвела мир к мысли о целесообразности начала большой (мировой) войны, назначив врагом "всего прогрессивного человечества" первоначально лидеров "авторитарных", то бишь нелояльных Вашингтону режимов (Милошевич, Хусейн, Мубарак, Бен Али, Каддафи, Асад, Янукович и проч.), а затем и Россию.

Большая (мировая, цивилизационная) война нужна этой группе для достижения прежде всего двух глобальных задач: во-первых, схлопывания надутого ими гигантского финансового пузыря объемом более 20 триллионов долларов (повешенного на американскую экономику в виде внешнего долга США) под предлогом самого факта войны, но самое главное — для осуществления нового передела мира в собственных интересах.

Ялтинские договоренности, установившие по итогам Второй мировой войны относительную многополярность мира, очевидно уже не устраивают эту группу глобалистов. А между тем мировая элита, как уже было сказано выше, это ведь не только владельцы ФРС и американский истеблишмент. Это также группы влияния, заинтересованные в том, чтобы США не зарывались и возвращали свои долги.

Развилка: многополярный мир или мировая война

Банкам и ведущим компаниям Лондона, Базеля, Гонконга, Парижа, Москвы и так далее, управляющим растущими и все более современными экономиками стремящихся к суверенности стран, вряд ли нужна глобальная война, выходящая за пределы, например, Ближнего Востока. Такая война наверняка не принесет дивиденды кому-либо, кроме Вашингтона, но очевидно нарушит равновесие в мире и прервет восхождение новых экономик к вершинам процветания и благополучия.

Растущий объем ВВП Китая, усиление Индии, Индонезии, Латинской Америки и т.п., рост удельного веса в мировой экономике стран третьего мира — все это база для формирования многополярной модели мироустройства. При этом нужно понимать, что объективная и все нарастающая потребность большинства геополитических игроков и национальных государств в многополярном мире совершенно не обязательно будет реализована в ближайшие годы или даже десятилетия.

Дело в том, что в мире существует только один-единственный и универсальный фактор глобализации, приводящий все процессы в любом обществе к одному и вполне понятному знаменателю. Это деньги. Независимо от того — доллары это или банальное золото.

Вот почему конкуренция моделей глобализации представляет собой в первую очередь не борьбу идеологий и даже не противоборство тех или иных государств за свои интересы и жизненное пространство, но борьбу мировых финансовых систем и их центров.

Суть современного момента состоит, стало быть, в борьбе совокупности мировых валют и национальных финансовых систем против монополии доллара ФРС.

Монополия доллара ФРС и соответствующая проамериканская модель глобализации мира могут быть сохранены только при условии разворачивания в мире большой войны, в то время как победа национальных систем управления (валютных зон и других трансрегиональных образований), очевидно, связана с совокупностью локальных войн и военных конфликтов на границах цивилизаций — и прежде всего по периметру России, граничащей со всеми ведущими цивилизациями мира.

Основными же инструментами субъектов многополярного мира, помимо локальных военных конфликтов, наверняка станут и уже становятся национальные выборы и референдумы.

Начало входу мира в стадию регионализации положил Brexit. В ноябре прошлого года в США президентом страны был избран ставленник американских изоляционистов Дональд Трамп. Седьмого мая во Франции президентом был избран изоляционист Эммануэль Макрон. Следующий рубеж — выборы в Германии. Впрочем, кто бы ни победил на выборах в ФРГ, процесс регионализации, а значит, укрепления ряда национальных валют и обособления нескольких ведущих транснациональных (цивилизационных) финансовых систем и экономик, продолжится.

В России, Китае, Индии и иных незападных державах смены лидеров не требуется, поскольку названные страны априори развиваются и действуют в парадигме многополярного мира.

Словом, главная задача человечества состоит сегодня в том, чтобы успеть сформировать новую глобальную и многополярную реальность до того, как кому-то из ныне властвующих не придет в голову предотвратить данный процесс серией провокаций, после которых большая (глобальная) война станет неизбежной.

А вот о том, на какие провокации готов будет пойти мировой гегемон, мы поговорим в следующей статье.


http://ria.ru 17.05.2017