Документальный фильм 2006 "Неудобная правда" посвящен попыткам бывшего вице-президента США Альберта Гора привлечь внимание сограждан к угрозе глобального потепления. Неприятной эту правду делает то, что для избежания катастрофических изменений климата людям необходимо существенно поменять образ жизни - в частности, пожертвовать многими привычными вещами (такими, как, например, автомобили, работающие на бензине).

Уже почти два месяца мы живем с осознанием другой неприятной правды - с тех пор, как Джамаль Хашогги, саудовский журналист, сотрудничавший с Washington Post и проживавший в Америке, пропал после визита в консульство Саудовской Аравии в Стамбуле.

Есть неоспоримые факты, делающие эту правду правдой: Хашогги был убит лицами, тесно связанными с саудовским правительством и его фактическим лидером, наследным принцем Мохаммедом ибн Салманом (часто упоминаемым в СМИ как МбС). Отпирательства и ложь, неделями звучавшие от официальных лиц Саудовской Аравии, лишь еще сильнее заставляли поверить в их причастность. Теперь это подтвердили и результаты расследования ЦРУ: убийство было преднамеренным и получившим одобрение руководства страны. Может быть, прямая причастность МбС к убийству еще не установлена окончательно, но большинство обозревателей, знакомых с саудовскими реалиями, не имеют сомнений на этот счет. Саудовская монархия - не тот режим, который благосклонно относится к фрилансерству.

Особенно неудобной правду делает то, что Саудовская Аравия очень важна стратегически. На долю королевства по-прежнему приходится более 10 процентов мировой добычи нефти. Саудовский фонд национального благосостояния, по оценкам, достигает 500 миллиардов долларов. Саудовская Аравия - самое влиятельное суннитское арабское государство. Ее исключительная роль в исламском мире также определяется тем, что на ее территории расположены священные для всех мусульман места поклонения. Саудовская Аравия является главным сдерживающим фактором для иранской экспансии.

Кроме того, при всей одиозности МбС, ему не чужд имидж реформатора, понимающего, что страна, ради дальнейшего процветания и сохранения династии, должна стать более открытой и восприимчивой. Он пользуется популярностью внутри страны, особенно среди молодежи, составляющей огромную долю населения королевства.

Проблема в том, что на счету молодого и темпераментного принца немало неблаговидных поступков. Помимо причастности к убийству Хашогги, другим опрометчивым шагом МбС стала военная операция в Йемене. Для Саудовской Аравии это превратилось в некий аналог войны во Вьетнаме, грозящий королевству стратегической и гуманитарной катастрофой. Также принц был связан с похищением премьер-министра Ливана, активно дестабилизировал обстановку в Катаре, проводил аресты богатых граждан королевства, не одобрявших его стремление к безраздельной власти. Из-за одной неодобрительной публикации в твиттере были заморожены дипломатические отношения с Канадой. За решеткой оказались многие политические активисты, включая женщин, боровшихся за свои права.

Манера поведения, избранная Саудовской Аравией в скандале вокруг убийства Хашогги, очевидна: затаиться и переждать бурю. МбС и его ближайшее окружение рассчитывают, что шум утихнет, а его страна благодаря этому только укрепит свое влияние. У принца есть все основания рассчитывать, что другие арабские страны, населенные суннитами, поддержат Саудовскую Аравию, предоставляющую им щедрые субсидии.

Поддержу МбС выразил и Израиль. Это связано не только с желанием нормализовать отношения с Саудовской Аравией, но и, что более важно, с общими интересами двух стран - противостоять иранской экспансии в регионе. Администрация президента Трампа тоже пока что не спешит делать выпады в адрес своего союзника, отказываясь признавать роль принца в убийстве и игнорируя призывы к санкциям против Саудовской Аравии.

Что же должны предпринять США? Бывший госсекретарь Джеймс Бейкер на днях в качестве аналогии напомнил о политике США в отношении Китая в 1989 году, в период расправ со студентами, протестовавшими на площади Тяньаньмэнь в Пекине. Администрация Джорджа Буша немало потрудилась, выработав в итоге тонкую стратегию: недовольство действиями китайского правительства выразилось во введении санкций, но сохранение каналов связи с Китаем повысило его ощущение значимости.

Окажется ли эффективной такая же политика по отношению к Саудовской Аравии?

В идеале, правительства США и стран Европы должны дать понять, что они более охотно будут сотрудничать с Саудовской Аравией, если власть наследного принца будет ограничена. Также необходимо сократить поставку саудитам американского оружия и помощь со стороны разведывательных служб США. К счастью, похоже, что Конгресс США уже готов утвердить эти меры законодательно.

Однако, важнее любых санкций будет наращивание публичного и приватного давления на МбС, стремясь к осуществлению двух задач. Во-первых, необходимо объединенными усилиями прекратить конфликт в Йемене. Во-вторых, администрации Трампа следует оставить антииранскую риторику, стимулирующую разрастание вооруженного конфликта, в котором арабские государства, забыв о претензиях друг к другу, сплотятся с Саудовской Аравией.

Война с Ираном опасна и разорительна. Необходимо дать понять МбС, что США останется стратегическим партнером саудитов только в том случае, если принц снизит военную активность в Йемене и будет вести политику, более учитывающую интересы США.

Также необходимо провести консультации с руководством Китая и России. В отличие от Америки, у этих стран имеются рабочие контакты как с Саудовской Аравией, так и с Ираном. Это дает России и Китаю рычаги для предотвращения войны двух мусульманских стран - или для ее быстрого сворачивания, если она все-таки начнется.

На Ближнем Востоке слишком часто случается так, что неприятности превращаются в беды. Сейчас по вине МбС случилась неприятность. Нельзя допустить разрастания этой неприятности и ее превращения в большую беду.



http://mixednews.ru
26.11.2018