Вашингтон — Решение заместителя генерального прокурора Рода Розенстайна (Rod J. Rosenstein) назначить бывшего директора ФБР Роберта Мюллера (Robert S. Mueller) специальным прокурором в уголовном расследовании фактов вмешательства России в выборы 2016 года изменило характер следствия и усилило возможные риски для администрации Трампа.


Розенстайн, контролировавший ход расследования из-за самоотвода генерального прокурора Джеффа Сешнса (Jeff Sessions), был против такого шага. Однако последние события, включая решение президента Трампа уволить Джеймса Коми с поста директора ФБР, в чем свою роль сыграл Розенстайн, сделали его сопротивление неоправданным.


В чем же смысл этого назначения?


Полномочия Мюллера


Розенстайн своим распоряжением включил в сферу полномочий Мюллера не только расследование связей и взаимодействия между Россией и сотрудниками штаба Трампа, но и изучение «любых вопросов, возникших или могущих возникнуть в ходе следствия». Кроме того, в этом распоряжении есть ссылка на правило Министерства юстиции, в соответствии с которым специальному прокурору разрешается расследовать попытки создания помех следствию, такие как препятствование правосудию и запугивание свидетелей.


Такие полномочия дают Мюллеру возможность вести расследование на предмет того, являются ли контакты Трампа с Коми попыткой воспрепятствовать правосудию.


С учетом этих обстоятельств «он обязан изучить» вопрос о том, были ли факты препятствования правосудию, сказала Джули О'Салливан (Julie O'Sullivan), ранее работавшая федеральным прокурором, а ныне преподающая уголовное право в Джорджтаунском университете. «Он не сможет это игнорировать», — отметила она.


Обсуждение этого вопроса резко активизировалось, когда Трамп отправил Коми в отставку. Президент заявил NBC News, что принимая решение об увольнении Коми, он думал о своем недовольстве ходом расследования российского вмешательства. По всей видимости, он даже угрожал ему в Twitter, заявив, что могут существовать записи их беседы. В составленной в феврале служебной записке Коми сообщил о том, как Трамп оказывал на него давление, чтобы он отказался от другого расследования — по делу бывшего советника по национальной безопасности Майкла Флинна.


Кто такой специальный прокурор?


Обычно американские прокуроры напрямую осуществляют надзор за ходом уголовных расследований, а в вопросах контрразведывательной деятельности сотрудничают с руководителем отдела национальной безопасности Министерства юстиции. Но их решения контролирует генеральный прокурор. Когда возникают вопросы о высокопоставленных руководителях из исполнительной ветви власти, генеральный прокурор (в данном случае в его роли выступает Розенстайн) может назначить специального прокурора для проведения какого-то конкретного расследования, и при этом такой специальный прокурор обладает большей независимостью от политических назначенцев президента.


Полностью ли независим Мюллер от администрации?


Нет. Многие люди, включая членов конгресса, настаивают на проведении независимого уголовного расследования. Но по закону прокурор уже не обладает важным качеством, которое делает его совершенно независимым от Белого дома — он не защищен от увольнения по распоряжению президента.


После Уотергейтского скандала, когда президент Ричард Никсон приказал уволить прокурора по этому делу в рамках так называемой «субботней бойни», конгресс принял закон, разрешающий назначать следователя для расследования правонарушений высокопоставленных руководителей из исполнительной власти. Вначале такого следователя называли независимым советником, а затем специальным прокурором. Подчинялся он судейской коллегии, и президент не мог его уволить.


Верховный суд признал такой закон не противоречащим конституции, однако критики говорят, что он позволяет прокурору быть неуправляемым. Республиканцы возненавидели этот закон во время расследования «Иран-контрас» при администрации Рейгана. Невзлюбили его и демократы, когда шло расследование связей президента Билла Клинтона с Моникой Левински и расследовалось дело «Уайтуотер» (об уклонении четы Клинтонов от налогов — прим. пер.). Срок действия закона истек в 1999 году, и конгресс не стал его продлять.


Насколько самостоятелен специальный прокурор?


Министерство юстиции дает такому прокурору гораздо больше самостоятельности по сравнению с обычными прокурорами, однако его специальные полномочия все равно ограничены.


«Специальный прокурор не может подвергаться повседневному надзору со стороны чиновников министерства, — говорится в министерском положении. — Однако генеральный прокурор может потребовать от специального прокурора дать разъяснения по тем или иным шагам в ходе следствия, а после их рассмотрения сделать заключение, что его действия неуместны или неоправданны в рамках сложившейся министерской практики, в связи с чем дело следует прекратить».


Если возникнут такие обстоятельства, Розенстайн обязан уведомить конгресс, и в соответствии с положением министерства, он имеет право отстранить Мюллера от работы. И хотя в письме Розенстайна говорится, что Мюллер имеет право «расследовать федеральные преступления, совершенные в рамках следствия по этому делу», если посчитает это необходимым и уместным, там также отмечается, что он должен действовать в рамках положений о специальном прокуроре.


Может ли Розенстайн пойти еще дальше, чтобы защитить Мюллера?


Да, может. Существует прецедент, когда специальный прокурор получил больше самостоятельности, чем предусматривается правилами. По случайному совпадению это связано с Коми. Будучи в 2003 году заместителем генерального прокурора в администрации Джорджа Буша, Коми осуществлял надзор за ходом расследования по факту раскрытия средствам массовой информации имени сотрудницы ЦРУ Валери Плейм-Уилсон (Valerie Plame Wilson), потому что генеральный прокурор Джон Эшкрофт (John Ashcroft) взял самоотвод.


Тогда Коми назначил специальным прокурором Патрика Фицджеральда (Patrick Fitzgerald), который работал федеральным прокурором в Чикаго. В том случае он отступил от действующих правил и передал Фицджеральду свои контрольные полномочия как исполняющий обязанности генерального прокурора. Тем самым у Фицджеральда появилось больше самостоятельности в принятии решений о вызове в суд свидетелей и о предъявлении обвинений.


Но Розенстайн не пошел на такой шаг ради Мюллера.


http://inosmi.ru 18.05.2017